Мистический опыт или эмоции не могут быть основой для построения духовной жизни. Интервью с пастором и преподавателем Духовной академии Сергеем Давидоглу


В апреле 2016 г доктор наук по социальным коммуникациям Максим Балаклицкий читал курс "Религия и СМИ" студентам четвертого курса богословского отделения Заокской духовной академии. Мы публикуем некоторые из работ студентов.

 


Сергей Давидоглу - помощник пастора церкви в городе Томске, руководитель отдела информации и отдела образования Центрально-сибирской конференции. Опыт пасторского служения 2 года. В настоящее время параллельно с пасторским служением преподает Ветхий Завет в Заокской духовной академии.


Как вы считаете, какие возможности богословие открывает для практической духовности? И какая между ними взаимосвязь?
Насколько я помню, неплохо на этот счет говорил Миллард Эриксон в ведении к своему труду «Христианское богословие», и я в принципе с ним согласен. То есть богословие, если его понимать правильно, это нечто, что помогает лучше понять именно самого Бога. То есть через изучение Библии, через изучение доктрин, каких-то богословских понятий, вникнуть в характер Бога, вникнуть в то, что Он собою представляет, как Он себя открывает своему народу. А богопознание, с моей точки зрения, это ключевая вещь для практической духовности. То есть именно богопознание, как я думаю, является центральной идеей преобразования человека, самое знание, глубокое, проникающее можно сказать до основания самого человека, оно его преобразует и укрепляет его отношения с Богом, и таким образом, человек становится более духовным.


Удается ли вам совмещать богословие и практическую духовность в своей личной жизни? Каким образом у вас эта взаимосвязь осуществляется?
На практике, особенно если речь идет о текущем времени, когда я совершаю пасторское служение, возникают некоторые сложности, в первую очередь, касающиеся того, что заниматься глубоко богословием, так как хотелось бы, так как представляешь интересным для себя, важным, нужным, просто не хватает сил и времени. Можно сказать, что в какие-то моменты это получается делать, в какие-то нет, но могу сказать уверенно, что в случае если удается исследовать какие-то интересные моменты в Библии, и увидеть что-то новое, важное, существенное, это достаточно серьезно воодушевляет, реально помогает как-то стать, может быть хотя бы на какое-то короткое время, ближе к Богу и ощутить какое-то даже прикосновение Божье в самом факте узнавания чего-то нового.
А в церковной? В пасторской деятельности связанной с вашей общиной?


Здесь можно сказать, что есть определенные проблемы, вызванные тем, что для большинства членов церкви, я не говорю про всех, бывают, конечно, исключения, богословие является чем-то очень сложным и не нужным. Можно уверенно сказать, что люди в церкви не научены любить богословие, не научены воспринимать его как нечто важное, нужное для них лично. Поэтому можно наблюдать картину, когда во время проповеди, или субботней школы обсуждаются какие-то глубокие богословские вопросы, или я представляя результаты своих исследования, чаще всего людям это неинтересно и скучно. Им интереснее услышать какие-то вещи, которые отражают их собственные проблемы, их собственные переживания, их собственную жизнь, а это, как правило, что-то поверхностное, что-то психологическое. По сути дела, чтобы сказать человеку, что он чувствует не нужно глубоко вникать в богословие, нужно просто обладать определенным жизненным опытом. Людям эти вещи нравятся намного больше, намного больше привлекают. Поэтому вопрос в том, что выбирает пастор, будет ли он говорить то, что удобно его слушателям, его аудитории, то, что людям нравится, то, что на их взгляд, на текущий момент их больше вдохновляет. Или же пастор будет говорить вещи, которые возможно окажутся более скучными, менее относящимися лично к ним, к их жизни, но которые, тем не менее, в перспективе, могут повысить духовность членов церкви, повысить их уровень богопознания. В моей личной практике не всегда получается достичь определенного компромисса, иногда, ладно, откровенно говоря, чаще всего, я видимо делаю то, что удобно для членов церкви. То есть я говорю о каких-то текущих, насущных проблемах, о каких-то психологических аспектах, чем скажем так, нагружаю людей какими-то богословскими идеями и библейскими исследования, что ставлю себе в вину.


Как можно сгладить этот момент внедрения богословия, сделать его более позитивным, какие шаги помимо проповеди можно предпринять? Кто ответственен по большей части за это? Кто должен сделать первые шаги?
Конечно же, ответственность на пасторе за эти шаги, то есть пастор в моем представлении должен осознавать важность этих вещей и может быть совершать какие-то шаги, даже зная, что он будет непопулярен среди членов церкви и быть готовым на это пойти. Это определенное мужество, риск. Это сложная работа, потому что подготовить проповедь, семинар, субботнюю школу, которые были бы основаны на серьезных библейских исследованиях, занимает в разы больше времени, в разы больше сил, сама подготовка выматывает. Тем более, надо понимать, что пасторское служение вещь очень насыщенная, то есть выкроить пастору достаточно времени для серьезных богословских изысканий может быть крайне непросто. Поэтому это некий вызов, на который далеко не каждый мог бы ответить.


Помимо проповедей, которые я считаю, должны основываться на глубоких исследованиях, но при этом оставаться проповедями, а именно, помогать людям практически осмысливать идеи, которые видны из богословских исследований, из изучения библейского текста и применять их, это работа с учителями субботней школы. Это повышение общего уровня субботней школы, потому что сам пастор, как правило, не занимается обучением, а субботняя школа это та вещь на которой люди, по крайней мере, готовы погружаться в какие-то исследования, готовы во что-то вникать, поэтому, в первую очередь, нужно работать с учителями, чтобы они эти вещи осваивали, полюбили их, делать это на учительских собраниях, в личных беседах, в общении, то есть тут задача заинтересовать учителей. Конечно, это получится сделать не со всеми.


Меня все-таки волнует вопрос, как более позитивно осуществить эту перемену в умах членов церкви? Может быть, отношение пастора к чему-то? Как он может показать эту взаимосвязь?
Во-первых, это интерес самого пастора, надо понимать, что когда человек транслирует нечто что ему самому интересно, ему намного проще заразить этим интересом других. Если у самого пастора не возникает интереса к глубоким исследованиям, к богословию, все тщетно. Необходима харизма, огонек в глазах, когда пастор с упоением и взахлеб рассказывает о толковании каких-то видений из книги пророка Иезекииля, у него горят глаза, люди будут слушать, они ничего не будут понимать, но само поведение пастора, сам его интерес к этой теме будут заражать, и члены церкви будут думать, что видимо в этом что-то есть, что-то здесь интересное, важное. Это является основой.


Тяжело на самом деле сказать, как это делать, потому что на практике мне не удалось пока такие вещи реализовать. Поэтому я не могу сказать, что есть определенные шаги, которые бы этому могли способствовать, это будет нечестно по отношению к реальности. Если бы я эти шаги знал, если бы я знал, что они работают, я бы это использовал.


На чем основывает ваша уверенность, в том, что именно этот путь правильный? Что богословие все-таки необходимо внедрять в духовную жизнь членов церкви, духовную жизнь общины?
А как иначе. На чем-то духовная жизнь человека строиться должна. Она может строиться либо на эмоциях, либо на некоем мистическом опыте переживаний, столкновения с трансцендентным, либо на понимании Библии. А глубокое ясное понимание Библии, которое показывает Бога и есть богословие. И если мы исходим из предпосылки, что мистический опыт или эмоции не могут быть основной для построения духовной жизни человека, для его христианства, остается только одно, богословие.


Что бы вы хотели пожелать пасторам, которые сталкиваются с этой проблемой, которые уже возможно осознали ее, или еще не задумывались о ней, но все-таки имеют дело с этим вопросом?
Я бы хотел посоветовать, в первую очередь выделять время, прикладывать усилия для того, чтобы заниматься самостоятельными библейско-богословскими исследованиями, потому что это интересная очень вещь богословие, пока им не занимается вроде бы особо и не хочется, и не понимаешь зачем, но когда начинаешь заниматься то, понимаешь, что ничего лучше в общем-то и нет. И чем чаще пастор будет сам в это погружаться, тем больше у него будет осознания того, что это важно, и я думаю, что со временем, Бог откроет пастору пути, которыми он бы мог с церковью делиться этими вещами. Я считаю, что погружаясь в богословие, погружаясь в библейские исследования, мы, в первую очередь, открываем возможность для работы Духа Святого над нами самими, и если Дух работает над нами, то Он нас изменяет, просвещает, и тогда Он же будет работать через нас и с другими людьми.


Интервью проводил Данила Кадашев


Вторник, 19 апреля 2016 00:00

Оставить комментарий

Контакты

  • Напишите нам

  •  г. Москва,
    ул. Нагатинская, дом 9, стр.3

  •  8(499)725-51-13

  •  info@mosadvent.ru