Для просмотра всех материалов воспользуйтесь меню "Видеоматериалы" слева.
Для перехода к другим материалам данного раздела нажмите кнопку "плейлист" в верхнем левом углу видеоплеера.

 

В Москве 17-18 сентября прошел семинар известного библеиста, специалиста по истории Церкви ХАСД и ее пророческому наследию Алдена Томпсона. Томпсон преподает в Университете Уолла-Уолла, ш. Вашингтон, США.  Русскоязычному читателю он известен по книгам "Библия без цензуры " (ЭКСМО, 2010) и "Бегство из пламени огня" (ИИЖ, 2010 - http://7knig.org/begstvo-iz-plameni-ognja.html). Эти книги по-разному были восприняты в адвентистской среде, породив интересные дискуссии. Д-р Томпсон согласился дать интервью для нашего сайта.

Д-р Томпсон, как Вы считаете, в чем сильные стороны адвентистского мировозрения?

Мы обладаем пониманием основных библейских принципов, которые составляют основу нашей идентификации как народа Божьего: вера в Иисуса и соблюдение Божьих заповедей. Это основания, которые обеспечивают устойчивость нашей веры. Особенно тогда, когда мы встречаемся с кризисами. Закон - это наш якорь, а Иисус - ветер для наших парусов.

Для большинства адвентистов на нашей территории считается, что толкование Библии не должно противоречить написанному вестницей Божьей. В своей книге «Библия без цензуры» Вы делаете выводы, которые поданы в ином ключе, чем об этом пишет Елена Уайт(например, раскрывая понятие "заклятие" (herem) как культурный феномен или решая проблему разных описаний переписи Давида).  Что Вы думаете относительно идеи, что критерием в понимании Библии должен быть Дух Пророчества?

В своих книгах я стремился показать, что ни один богодухновенный автор не должен стать препятствием к постижению трудов других богодухновенных авторов. При исследовании трудов Е. Уайт нетрудно заметить, что были случаи, когда Елена Уайт давала одно истолкование библейского отрывка, но позже этот же отрывок был истолкован ею в другом ключе. И в своих книгах я делаю вывод, что нам нужно принимать оба истолкования, ставя их рядом, а не противопоставляя друг другу. Ведь то же самое мы делаем в отношении истолкования Священного Писания. Как я люблю повторять, различия – это не проблемы, а решения.

В главе о сатане в книге «Библия без цензуры» Вы пишете, что некоторые авторы ВЗ не имели представления о существовании дьявола. Получается, что их неправильные взгляды отображены в библейском тексте  Не противоречит ли такой вывод нашему пониманию о богодухновенности Библии?

Я убежден, что Дух Святой побуждает богодухновенного автора обращаться к аудитории, учитывая ее специфические нужды. Цель такого обращения - разрешение проблем, возникших в конкретный период времени. Но мы видим, что многие верующие сегодня убеждены, что сказанное пророком должно применяться для всех людей, всегда и повсюду. И когда они сталкиваются с разночтениями в Библии или трудах Елены Уайт, для них это серьезная проблема. Но на самом деле то, что люди считают проблемой, может быть ее решением. К примеру, тот факт, что в Библии есть два толкования ситуации с переписью Давида, сам по себе показывает, что может существовать более чем одна богодухновенная интерпретация. В своей книге я показываю, что понимание израильтянами истины о существовании дьявола развивалось постепенно, и если бы они знали об этом изначально, то у них, возможно, возникло бы искушение поклоняться ему как злому божеству. Поэтому Бог взял на себя ответственность и за добро и за зло, описанное в ранних ветхозаветных текстах.

В таком случае можно сказать, что несмотря на очевидные противоречия, оба описания ситуации с Давидом являются богодухновенными?

Да, конечно. И именно благодаря им мы можем увидеть в каком направлении Бог вел Свой народ.

 

В книге «Бегство из пламени огня» Вы указываете на существование в церкви консервативных и либеральных позиций.  Существует мнение, что нам не стоит использовать эти термины из сферы политики, что этим мы разделяем церковь: у нас не должно быть ни либералов, ни консерваторов, ибо мы единое сообщество. Что Вы думаете по поводу такого мнения?

Конечно, есть некоторая проблема в том, что мы используем ярлыки, нагруженные специфическим смыслом. В своих книгах я говорю, что мы используем эти термины в трех направлениях. Во-первых, в отношении нашего мышления. Есть люди, которые жаждут, чтобы все было стабильно, структурировано и разложено по полочкам. А есть те, кто предпочитают гибкость, постоянно задают вопросы, их не удовлетворяет существующее положение. Я убежден, что церковь нуждается в обоих типах. Если, к примеру, в ней останутся только те, кто задает вопросы, то положение церкви будет неустойчивым и рискованным. Но если никто в церкви не задает вопросов, то это тоже плохо, и церковь  рискует остановиться в своем развитии.

Во-вторых, мы применяем эти термины в отношении окружающей нас культуры. Есть те, кто стремится закрыться от нее, а другие, наоборот, желают чувствовать себя частью современной культуры. Конечно, здесь также есть опасность, что с одной стороны чрезмерное уподобление миру ведет к компромиссам. А, с другой, изолируясь от мира, мы перестаем понимать, чем живут окружающие нас люди, как они мыслят, и это ставит под удар нашу миссию.

Ну и в-третьих, эти термины мы используем, рассуждая о реальности Божьего присутствия, о вере в чудеса, о Его вовлеченности в повседневную жизнь. Пример либеральной позиции такого рода можно найти в самой Библии - это книга Екклесиаста. В ней нет молитв, нет прославления Бога, но тем не менее эта книга ведет нас к тому, что несмотря на хаос, мы должны почитать Бога. В этой сфере я считаю себя посвященным консерватором, потому что для меня реальность Божьего присутствия - это неотъемлемая часть моей повседневной жизни. Но консерваторы обычно не склонны задавать вопросы, а для меня это чрезвычайно важно. Поэтому в одном аспекте я консерватор, а другом - наоборот.

В главе "Надежды и страхи" книги «Бегство из пламени огня» Вы отмечаете, что иметь внутри церкви разное понимание одного и того же библейского текста - это не проблема. Но мы воспитаны в представлении, что обладая истиной, мы должны иметь одно единственно верное толкование Писания. Вы считаете, что стремление к одной одинаковой для всех точке зрения на Библию - это плохо?

Почему Бог дал нам четыре Евангелия? Если мы должны иметь только одно истолкование, то тогда нам достаточно было бы одного. Известно высказывание Елены Уайт, что "Бог передал Слово Божье через разных авторов, каждый из которых обладал своей собственной индивидуальностью, хотя и рассказывали они об одних и тех же событиях. Их свидетельства сведены в одну книгу и подобны свидетельствам, произносимых на общих служениях. У всех авторов разный стиль изложения, у каждого из них – свой собственный опыт, и это разнообразие расширяет и углубляет знание, предназначенное для восполнения нужд самых разных людей" (Избранные вести, т. 1, стр. ориг. 21-22). И еще, "Мы не можем занять такую позицию, при которой единство церкви состоит в том, чтобы каждый текст Писания понимать одинаково. Церковь может принимать решение за решением, чтобы сократить все несогласия во мнениях, но мы не можем принудить разум и волю и выкорчевать разногласия с корнем. Эти решения могут скрыть разлад, но они не могут искоренить его и установить полное согласие. Ничто, кроме терпеливого христоподобного духа, не сможет сделать единство церкви совершенным" (Манускрипт 24, 1892 г.; Материалы Елены Уайт о 1888 г., 3:1092-93).

В нашей церкви очень распространены представления, что труды Е. Уайт нужно не истолковывать, а просто как можно более тщательно исполнять все, что там написано. Приведу пример. В одном из наших санаториев была группа медиков, принадлежащих другой протестантской конфессии. Впечатленные результатами выздоровления, они решили организовать подобное заведение у себя и обратились к директору санатория с просьбой рассказать о методах, которых применяются в учреждении. «Наш метод очень прост», - ответил директор, показывая на книги Духа Пророчества. «У нас есть пророк, и мы просто делаем то, что Бог говорил через него. Вот весь наш метод». Что Вы думаете по поводу такой позиции?

Небезопасно иметь такие представления, ведь в Духе Пророчества есть разные перспективы. Елена Уайт призывала нас иметь освященный разум и двигаться в своем развитии. Я не воспринимаю ее труды в качестве "последнего слова" или окончательного вердикта по всем вопросам. Она сама была против подобного восприятия ее книг. Мы имеем ясное ее утверждение по этому поводу: "Если у вас нет лучшего убеждения, чем то, что вы не едите мяса, потому что так поступает сестра Уайт, если в этом вопросе лишь я для вас авторитет, то я не дам и гроша за такую вашу реформу здоровья" (Рукопись 43a, 1901, с. 13). Когда мы возрастаем, когда мы встречаемся с чем-то новым, нам важно задействовать наш разум, освященный Святым Духом.

Если не рассматривать книги Елены Уайт как всеобъемлющую энциклопедию и безошибочную инструкцию для любых жизненных ситуаций, тогда в чем состоит ценность ее трудов для адвентиста?

Задачей Духа Пророчества не является предоставление точнейшей информации по всем вопросам. Их задача - дать нам правильную мотивацию. Это же можно отнести и к Священному Писанию. Ведь у нас может быть самая правильная информация, самые правильные убеждения, но если Дух Святой не касается нашего сердца, мы потеряны.

Ваши пожелания для русскоязычных читателей Ваших книг?

Если Вы находите мои книги проблематичными, отложите их в сторону. Я убежден, что Бог как открывает наши глаза, так и порой и закрывает их. Е.Уайт всегда была очень чувствительна к духовным нуждам Божьего народа. В одних случаях она побуждала народ Божий двигаться быстрее в том или ином направлении. А в других - призывала не спешить, т.к. мы не можем ожидать многого, учитывая наше несовершенство. Порой мне нужно было очень много времени, чтобы увидеть что-то новое. Но нам не стоит бояться искать и находить ответы на трудные вопросы, полагаясь на водительство Духа Святого.

Вопросы задавал Роман Гейкер


Контакты

  • Напишите нам

  •  г. Москва,
    ул. Нагатинская, дом 9, стр.3

  •  8(499)725-51-13

  •  info@mosadvent.ru