Как быть актуальным в миссии?


Некоторым из нас, может быть, трудно принять тот факт, что во многих светских контекстах традиционный евангелизм стал просто бесполезным. Мы тоскуем по «старым добрым дням» евангельской деятельности, когда посредством разумной рекламы можно было привлечь много людей, готовых послушать чью-то ясную и уверенную презентацию истины. Но подход к распространению Евангелия, основанный на ностальгии, нередко становится упражнением в безрезультатности и потворстве своим слабостям. Я уверен, что мы можем сохранить верность нашей исторической миссии, даже если не будем использовать вчерашние методы для работы в любом современном обществе.

Эллен Уайт всегда призывала адвентистских работников отказаться от «узкомыслия» в деле презентации Евангелия . В одном случае она советовала: «Какова бы не была ваша предыдущая практика, совсем не обязательно снова и снова делать всё точно так же. Бог бы использовал новые, неиспробованные методы. Ворвитесь в жизнь людей — удивите их». В своих работах и служении она ясно дала понять, что наша евангельская деятельность не обязана придерживаться какого-то одного подхода, но должна осуществляться так,
чтобы её могли лучше понять и принять верой.

Она писала: «Бог не сможет принять или почтить нас, если мы будем исполнять то же служение и совершать те же дела, которые делали наши отцы. Чтобы Бог принял и благословил нас, как и наших предшественников, мы должны подражать их верности и рвению, то есть использовать данный нам свет так, как они использовали свой свет, и делать то, что делали бы они, если бы жили в наши дни. Нам надо ходить в том свете, который освещает нас, — иначе этот свет станет тьмой» .

То есть наша миссионерская ответственность остаётся неизменной. Истина и надежда, которые мы предлагаем, и сегодня те же, что были всегда. Но как насчёт наших способов передачи информации? Нашего метода рассказа о спасении, дарованном Христом? Мы должны «ходить в том свете, который освещает нас сегодня», иначе негибкость и слепота в восприятии реальности сделают нас неэффективными инструментами в выполнении Божьей миссии.

Открывая двери церкви

К 2010 году, когда я ушёл с поста президента Генеральной Конференции, мы с женой провели уже более пятидесяти лет на служении за пределами Норвегии: в Африке, Британии и Америке. Но недавно у нас появилась возможность проводить больше времени в стране, где мы родились, и на личном опыте испытать трудности ведения миссионерской работы в среде, которая является глубоко светской и постмодернистской.

Несколько месяцев назад Кари посетила специальную выставку здоровья, проводимую церковью адвентистов седьмого дня «Мжондален», которая находится примерно в 50 километрах от Осло, и в которую мы ходим, когда находимся в Норвегии. На это событие, чтобы попробовать вегетарианскую пищу и прослушать серию семинаров по управлению весом и питанию, пришло 250 человек из города. Для нас это было поразительное зрелище. В Норвегии, где Лютеранская церковь давно финансово и административно переплелась с государством, здания церквей часто воспринимаются как исторические реликвии или места, куда приходят для крещения ребёнка, проведения свадеб, похорон и прочих событий. А не лютеранские христианские церкви — такие как Церковь адвентистов седьмого дня — имеют ауру чего-то чуждого и часто к ним относятся с излишней осторожностью.

Однако последние пять лет церковь «Мжондален» использует такую модель ведения евангельской работы, которая постоянно привлекает жителей города. Всё больше и больше церковь позиционирует себя как городской центр. Её характерное здание, возведённое в 2012 году и удачно расположенное на городском перекрёстке, стало местной достопримечательностью. К церкви примыкает престижная церковная школа Розендаль, в которую стремятся попасть больше учеников, чем она может принять. Так же дважды в месяц,
по вечерам в среду, в церкви открыто кафе, где за 75 норвежских крон (12,50 долларов США) подаётся вегетарианская пища. Члены церкви, кроме вечернего кафе по средам, проводят семинары на темы, интересующие местных жителей. Они предлагают разные курсы по личным финансам, религиозной свободе, психологическому здоровью, построению генеалогического дерева и фотографии, а также по изучению Библии.

Такая ситуация, при которой Церковь адвентистов седьмого дня воспринимают как общественное заведение с открытыми дверями, а не частный религиозный анклав, необычна для Норвегии и всей западной Европы в целом. Эта репутация открытости является результатом тщательных и планомерных усилий членов церкви в Мжондален. Главное слово здесь «планирование»; все планы хорошо продумываются на долгое время вперёд.

Благодаря выставке здоровья, жители города, мужчины и женщины, которые просто так никогда даже и не подумали бы о том, чтобы войти в здание церкви, общались с нашими членами. Несколько недель спустя церковь вновь привлекла людей, чтобы послушать известное местное трио в концерте, ознаменовавшем начало Рождественского поста. После
концерта был накрыт вегетарианский «Рождественский стол» — норвежский шведский стол, традиционно предлагаемый компаниями и институтами в качестве праздничного широкого жеста.

Стоя в проломах

С тех пор как прошла выставка в Мжондален, я размышлял над тем, почему их подход помогает им успешно плыть против течения «неуместности» в городе. Почему они, в отличие от стольких многих церквей, не поддались менталитету изолированности, где чувство «отделённости» и тщетности превосходит стремление к евангельскому служению?

Миссионерская деятельность в Норвегии — как и в любой западной стране — может быть нелёгким делом. Согласно недавнему правительственному опросу, адвентисты седьмого дня составляют 0,1 процент населения страны. Однако недостаточная численность наших членов или сил не является самым большим препятствием к верному выполнению миссии. Наша более серьёзная проблема кроется в том, что у норвежцев есть всё, что им нужно. В своей массе они имеют образование, достаточно денег и хорошо обеспечены всем необходимым в жизни. Трудно поспорить с заключением, сделанным в недавней статье из онлайн журнала «Альтернет», согласно которому Норвегия названа одной из восьми стран мира, где легче всего быть атеистом. Автор указал на очевидную сильную взаимосвязь между самыми счастливыми и самыми секулярными странами в мире, где Норвегия занимала первое место по многим показателям в обеих категориях.

Но каждый светский рай имеет случайную трещину в своём иллюзорном фасаде. Существуют трещины, которые неизбежно появляются в жизни человека — разлад в семье или болезнь в какой-то момент жизни испытывает каждый человек. В западном мире также может присутствовать чувство изоляции — стремление к искренним отношениям в мире, где технологии и богатство выхолащивают общение людей друг с другом.

Некоторые трещины более широкого масштаба в норвежском обществе появились в связи с недавним ростом иммиграции. Около 260 000 мужчин, женщин и детей только за последние шесть лет прибыли из Африки, Восточной Европы и Азии. Это не мелочь для страны, которая исторически всегда была статичной по своему этническому и культурному составу. Иммиграция внесла различные социальные и политические факторы, вызывающие стресс, но более того, многие норвежцы лично столкнулись с предрассудками и предвзятостью, о существовании которых у себя и не подозревали.

Таково общество, где несёт служение церковь в Мжондален, и эти посвящённые верующие намеренно встали в проломах этого общества. Они внимательно посмотрели по сторонам и задались вопросом, что за люди, конкретно, живут в этом городе? Что ими двигает? Каковы их нужды — даже те, о которых они сами ещё не знают? Как мы можем им послужить?

Четыре вопроса

Что требуется для церкви в западном секулярном обществе, чтобы выработать тип мышления, нацеленный на миссионерскую деятельность среди людей, которые могут инстинктивно отвергать более традиционные методы евангелизма?

Я не знаю какой-то одной всеобъемлющей программы миссионерской деятельности в светском обществе. Естественно, проблема намного шире, чем можно осветить в этой короткой статье, и каждый пастор сам столкнётся с уникальными местными проблемами. Но далее следуют несколько вопросов, которые, возможно, полезно использовать, чтобы начать со своей церковью диалог о том, как осуществить ваш собственный евангельский подход к светским, постмодернистским реалиям — «ходить в свете, который освещает нас» сегодня.

1. Какой тип мышления свойственен нам — экстравертный или интравертный? Иначе говоря, выражаясь словами Дитриха Бонхоффера: «Церковь является церковью только тогда, когда она существует для других». Это большой парадокс христианской церкви — истинная причина её существования — служение тем, кто не является её членами. Взгляните на
свои регулярные программы и ежемесячный бюджет и затем задайтесь вопросом: существуем ли мы для того, чтобы служить другим или, главным образом, мы служим себе?

Это различие между экстравертным и интравертным типом мышления так же определяет то, как мы служим другим. Интравертный тип мышления на первое место ставит комфорт членов
церкви и ожидает, чтобы другие приспосабливались к нашей культуре и изучали наш язык веры перед тем, как смогут получить у нас что-то ценное. Экстравертный тип мышления задаёт вопрос: как мы можем приспособить свой подход к людям и язык так, чтобы даже не будучи членами церкви, люди чувствовали бы себя как дома? Инравертный тип мышления
имеет тенденцию воспринимать миссионерскую деятельность, как вылазку на вражескую территорию. Экстравертный тип мышления говорит, как это выразила одна участница недавней выставки здоровья в Мжондален: «Мы хотим встретиться с людьми из нашего города на их условиях и с их нуждами».

Обладающие экстравертным типом мышления также не будут бояться вступать в партнёрские отношения с представителями общества, имеющими схожие цели. Например, выставка здоровья в Мжондален проводилась в здании поместной церкви, но в партнёрстве с Отделом здравоохранения норвежского правительства и с хорошо известной национальной организацией по контролю за массой тела. Трое из четверых основных ораторов были не адвентистскими экспертами.

Как выработать такой экстравертный тип мышления? Он даётся Самим Господином Миссионерства. В Гефсиманском саду Иисус молился за Своих учеников: «Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла. ...Как Ты послал Меня в мир, так и Я послал их в мир» (Ин. 17:15-18, NIV). Это была молитва приглашения, не ухода или отделения,
но призыв к последователям Христа в каждой эпохе, отвергнув тенденцию к изоляции, подражать Его радикальной причастности к миру.

2. Предлагаем ли мы что-то ценное? Мы можем быстро ответить: «Ну конечно же истина Писания имеет неизмеримую ценность!» И всё же, что бы мы ни предлагали, должно иметь осознанную ценность в глазах получателя. Слишком часто мы даём людям то, в чём, по нашему мнению, они нуждаются и удивляемся, почему они реагируют без особого энтузиазма. Почему мы так поступаем? Может быть потому, что легче просто предложить кому-то брошюру или приглашение на евангельскую кампанию. Или, может, настоящей причиной является то, что мы не сделали домашнее задание, необходимое для того, чтобы по-настоящему узнать окружающих нас людей.

Во всём, что Он делал, Христос проявлял Себя, как Тот, Кто принимает непосредственное участие в ежедневных проблемах, которые сопровождали рутинную жизнь в Палестине в первом веке. Он приспосабливал Свой язык, Свои рассказы, Свои чудеса так, чтобы они были понятны тем мужчинам и женщинам, с которыми Он встречался. Он понимал их нужды. Мессианское пророчество Ис. 42:1-9 напоминает нам об абсолютной широте холистической миссии Иисуса для человечества.

Обращена ли наша евангельская деятельность к одиноким, угнетённым, страдающим от излишнего веса, наркозависимым? Настроена ли она на одну волну с политическими и социальными реалиями? Фокусируется ли она на том, чтобы знакомиться с людьми там, где они находятся, а не там, где мы хотели бы, чтобы они были? Готовы ли мы стать в проломах общества и предложить что-то, что отвечает его насущным нуждам?

Я с интересом отметил, что многие программы, проводимые церковью Мжондален, включая Рождественский концерт и выставку здоровья, осуществлялись за небольшую плату. Церковь обсудила местные интересы и нужды и обнаружила, что предлагаемые ею вещи имеют ценность. И, кажется, многие в городе с этим согласны.

3. Рассчитано ли это на длительный срок? Будучи президентом Всемирной адвентистской Церкви, я быстро усвоил, что если в поместной церкви не проводятся собственные миссионерские инициативы, то мероприятия, спускаемые сверху, обречены на короткую жизнь. Миссионерские планы — будь то из Генеральной Конференции или от местного
пастора — не просуществуют долго, если не найдут широкой поддержки среди рядовых членов церкви и не будут соответствовать их талантам и устремлениям.

Этот вопрос долгосрочности особенно важен в светском контексте, так как миссионерская деятельность в постмодернистском обществе обычно не быстрый процесс. Он длится не только в течение семинара по Откровению или курса библейских уроков, но продолжается через годы налаживания отношений. Поэтому наш подход к миссионерской деятельности должен быть тщательно спланирован — намеренно и последовательно, — а не состоять из отдельных мероприятий, которые вызваны порывами вдохновения или энтузиазма.

Одной из отличительных черт подхода, используемого в Мжондален является то, что эта концепция в основном появилась по желанию рядовых членов церкви и использует набор специальных навыков и ресурсов, которые уже имеются в церкви. Есть несколько медработников, которые жаждут использовать свои профессиональные навыки в распространении
Евангелия. С 2005 года они постоянно проводят исследование здоровья в местных торговых центрах, лекции по питанию, вегетарианский буфет и прочее. Члены церкви верят, что только последовательное соприкосновение с обществом на протяжении многих лет в конце концов разрушит предрассудки и построит искреннее доверие и отношения.

4. Является ли это подлинным? Люди в светском или постмодернистском обществе чувствуют фальшь за версту. Таким образом, когда речь идёт о евангельской деятельности
в светском мире, абсолютно необходимо, чтобы мы сначала стремились построить искренние отношения с людьми. Доверие трудно завоевать и легко потерять, как сказала мне один из руководителей миссионерской программы церкви в Мжондален. Она выразила свою обеспокоенность тем, что разработанная ими модель могла быть неправильно использована
некоторыми, как способ просто начать разговор о духовных ценностях, не установив в начале дружбы и доверия. «Если такое произойдёт, это может в конце концов лишить нас способности использовать этот метод, — сказала она мне, — потому что в нашей части мира доверие и наше доброе имя адвентистов означает всё».

Что представляет из себя подлинная, сфокусированная на людях миссия? В определённом смысле она изменяет традиционный подход, при котором мы убеждаем людей в правильности
нашей вести, приводим их поведение в соответствие с приемлемыми стандартами, а затем, наконец, принимаем их в нашу общину. Мы не умаляем значимость наших ключевых ценностей или убеждений, когда открыто принимаем людей в наше братство, независимо от их духовного уровня.

Скорее, мы отражаем огромную заботу и сострадание Христа к людям, превосходящие всё остальное. Потому что Он пришёл спасти людей — не утверждения, доктрины или деноминации. Это всё существует, чтобы служить миссии Христа, а не наоборот.

Да, несомненно, вся миссионерская деятельность должна быть направлена на то, чтобы непреклонно вести людей ко встрече со своим Спасителем, и, когда это произойдёт, радикальные перемены в их поведении непременно проявятся. И всё же, я верю, что эффективная миссионерская деятельность в светском мире требует, чтобы мы приветствовали людей там, где они находятся, и в качестве первого шага дарили им чувство принадлежности.

Заключение

Процветание и секуляризм на самом деле создают огромный барьер, отвращающий столь многих от наших «испытанных и истинных методов» распространения Евангелия. И для нас как для церкви или отдельных личностей не легко изменить привычный подход — переориентировать своё мышление и использование ресурсов, чтобы соответствовать миссионерским реалиям современности.

Однако необходимо, чтобы мы пытались нащупать уникальный пульс нашего общества, чтобы по-настоящему понять те страхи, надежды и нужды, которые управляют людьми вокруг нас. Я молюсь, чтобы мы смотрели на них, как Иисус, с состраданием (Мф. 9:36), а потом спрашивали бы: «Как мы можем вам послужить?»

Ян Полсен, экс-президент Генеральной конференции АСД, "Служение своему обществу: заполнение проломов".

Оставить комментарий

Контакты

  • Напишите нам

  •  г. Москва,
    ул. Нагатинская, дом 9, стр.3

  •  8(499)725-51-13

  •  info@mosadvent.ru