История Церкви Христиан Адвентистов Седьмого Дня в Москве

Павел Гончар

 

 

 

Работайте и не уставайте!
Божья работа — как река, которую никто остановить не сможет.

Генрих Иванович Лебсак

 

Содержание

Манифест о веротерпимости
Накануне Первой Мировой войны
Первая Мировая война
Февральская революция и "год полной свободы"
"Золотое десятилетие"
Снова по тернистому пути
Великая Отечественная война и возрождение церкви
Советское правительство в борьбе с религией
Восстановление контактов с Всемирной Церковью АСД
Гласность и перестройка
Три ангела, летящие над Москвой
Создание Московской Миссии

Манифест о веротерпимости

История Адвентистской церкви в Москве начинается с 1905 г., который отмечен в истории России и Москвы особыми событиями. Размах забастовочного движения, борьба за гражданские свободы вынуждают царя Николая II к обнародованию 17 апреля 1905 г. Именного указа «Об укреплении начал веротерпимости», а 17 октября того же года — манифеста «О даровании населению основ гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов».

Указ и манифест коренным образом меняли характер взаимоотношений между государством и «инакомыслящими», не принадлежавшими к Православной церкви. Были отменены прежние ограничения для последователей неправославных религиозных движений, а также разрешён свободный переход «из Православной церкви в инославные».Этими актами впервые в России была провозглашена свобода совести и были открыты новые возможности для развития Адвентистской церкви в России и Москве.

В декабре 1905 г. в Москву из Санкт-Петербурга переезжает проповедник К. С. Шамков и организует первые собрания верующих адвентистов седьмого дня.


Константин Шамков
Используя благоприятные перемены в политике царского правительства, руководители Адвентистской церкви ходатайствовали о распространении на Церковь адвентистов седьмого дня обещанных в манифесте от 1905 г. религиозных свобод: «Мы преисполнены величайшей благодарности к Богу, в своём провидении расположившему сердце Вашего Императорского Величества даровать всем христианским вероисповеданиям давно желанную свободу совести, за которую мы горячо благодарим Ваше Императорское Величество, в полной уверенности, что её блага будут предоставлены и нам».

Вскоре последовало официальное признание Церкви адвентистов седьмого дня царским правительством, что было зафиксировано в разосланном по всем губерниям империи правительственном циркуляре:

Министерство внутренних дел.
Департамент духовных дел иностранных исповеданий.
6 ноября 1906 года, № 5532
Господину губернатору

Высочайше утверждённым мнением Государственного Совета от 28 марта 1879 г. секте баптистов предоставлено исповедовать их вероучение, отправлять общественные богослужения в устроенных ими или отведённых ими для сего, с разрешения губернаторов, домах с возложением на местные гражданские власти ведения метрических записей браков, рождений и смертей баптистов.

...Ныне правительствующий Сенат указом от 14 марта 1906 г. за № 2783 разъяснил, что учение адвентистов представляется схожим с учением баптистов и может быть рассматриваемо как один из видов последнего, а так как баптистам по ст. 1.106 Устроения иностранного исповедания разрешено свободно исповедовать их вероучение, то нет достаточных оснований к отказу в том же и адвентистам.

Ввиду сего и в целях устранения неопределённости в вероисповедном положении адвентистов, насчитывающих в России около 3000 приверженцев, я признаю необходимым разъяснить, что на секту адвентистов распространяются действия всех правил, установленных для баптистов...

Министр внутренних дел
П. Столыпин

 

Накануне Первой мировой войны

Для развития основанной в Москве Адвентистской церкви в 1907 г. из Санкт-Петербурга переезжает проповедник, председатель Среднероссийского поля Отто Вильдгрубе. В связи с началом работы в Москве Вильдгрубе обратился с воззванием к членам Адвентистской церкви, напечатанном в приложении к церковному журналу «Маслина»: «Прошу обратить внимание! Согласно решению конференции, я переехал в Москву, где начал работать с помощью Господа. Я прошу всех собратьев, имеющих в Москве родных и знакомых и заботящихся о спасении их душ, присылать мне рекомендации и их адреса, чтобы можно было их навещать. Нуждающийся в ваших молитвах ваш брат во Христе О. Вильдгрубе. Адрес: Москва, Большая Никитская ул., дом 62».

Обычно в то время при небольшом количестве членов церкви молитвенные собрания проводились на квартире у проповедника, и опубликованный в приложении к журналу «Маслина» адрес — Б. Никитская, 62 — был местом жительства служителя и местом богослужений первой группы членов Церкви адвентистов седьмого дня в г. Москве, которая к тому времени насчитывала семь человек. К концу следующего, 1908 г. община уже составляла 29 человек и в последующие два года возрастала в среднем по 10 человек в год, соответственно 41 человек в 1909 г. и 49 — в 1910 г.

С 1909 г. новым адресом московской общины становится дом 34 по Большой Грузинской улице, с просторным залом для богослужений. Здесь же в феврале 1910 г. проходит V конференция Среднероссийского поля. Вечерние собрания во время проведения конференции вызвали большой интерес, и их посещали до 120 слушателей, большинство из которых составляли рабочие, ремесленники, мелкие торговцы; некоторые из них, входя в помещение, набожно крестились.

На конференции присутствовал откомандированный Министерством внутренних дел чиновник С. Д. Бондарь, целью которого было изучение российского адвентизма. Относительно политических симпатий российских адвентистов седьмого дня и их лидеров Бондарь писал в закрытой официальной справке от 11 января 1911 г. следующее: «На своих конференциях, происходивших под наблюдением Департамента духовных дел МВД России в феврале и марте 1910 г. в Москве, Варшаве и Митаве, вожди адвентистского движения в России заявляли прямо: „Мы не враги правительства, но его друзья. Истинный христианин должен исполнять заповеди Божии, а заповеди Его требуют повиновения властям предержащим“».

В опубликованном в 1911 г. отчёте С. Д. Бондарь писал: «О характере русского адвентизма как активного религиозного движения надобно заметить следующее. Наряду с баптизмом и евангельским христианством русский адвентизм проявляет особенную жизнедеятельность. Адвентистское движение захватывает собой всё новые и новые области Европейской и Азиатской России, обнаруживая неуклонное стремление к постоянному численному возрастанию. Миссия адвентизма ведётся настойчиво и энергично. Все адвентистские организации (конференции, комитеты, общины и т. п.) преследуют по преимуществу миссионерские цели.

Служители 1925 года.

1-й ряд, слева направо: Дымань В. С.,
Львов И. А.,
Лебсак Г. И.,
Раус Г. А.

2-й ряд, слева напрво: Бадаш В. П.,
Госсен А. Ф.,
Аузинг А. Ф.,
Ткаченко С. И.,
Скоробещук Е. И.,
Краус Л. В.

Миссия адвентизма ведётся проповедниками, библейскими работниками, пресвитерами общин, кольпортёрами (книгоношами) и всеми вообще членами общин. Проповедники, библейские работники и пресвитеры устраивают молитвенные собрания, „благовествуют“, посещают дома и семьи частных лиц, распространяют адвентистскую духовную литературу. Особенную услугу адвентистской миссии оказывают разъездные проповедники и кольпортёры (книгоноши). Разъездные проповедники (миссионеры) посещают общины и занимаются миссией среди „неверующих“... Наконец, и каждый верующий адвентист должен быть „свидетелем Иисусовым“, должен содействовать распространению „третьей евангельской вести“ (адвентизма)...

Силу адвентизма седьмого дня составляют его превосходная организация и его общинное устройство. Центральные организации адвентистов заботятся о наилучшей постановке адвентистской миссии, объединяют её деятельность, направляют её к одной общей цели. При тесной сплочённости адвентистских общин и внутренней автономии миссионерские начинания их центральных организаций находят единодушную поддержку в коллективной деятельности каждой общины. Это превращает адвентистов в живое и активное религиозное общество».

Весной, возвращаясь из поездки в Финляндию, Московскую общину посещает президент Генеральной конференции АСД А. Даниэльс.

Начиная с конца 1910 г. власть пересматривает свою политику по отношению ко всем неправославным религиозным объединениям и движениям. Дарованная в 1905 г. свобода совести была значительно урезана. Циркуляры Министерства внутренних дел, рассылаемые по всем губерниям империи, сильно ограничивали деятельность всех неправославных религиозных объединений.

 

Первая мировая война

Первая мировая война принесла российским адвентистам новые трудности. Царское правительство обвинило адвентизм в немецком происхождении, что стало поводом для мощной антиадвентистской кампании, в ходе которой все адвентисты были определены как агенты и шпионы кайзера Вильгельма. Во многих городах собрания адвентистов были закрыты или проходили при обязательном присутствии полицейских. Начались преследования, от которых особенно пострадали проповедники немецкого происхождения.

Осенью 1914 г. из Петрограда в Москву переезжает служитель, русский по национальности, Иван Александрович Львов. Вместе с ним в Москву переместилось и издательство журнала «Благая весть». На тот момент Московская община адвентистов седьмого дня насчитывала 80 человек и арендовала дом для проведения «молитвенно-религиозных собраний общины, с правом наставника на проживание в нанимаемой квартире с семьёй и служителями общины» по адресу 4-я Мещанская улица, 21. Однако, учитывая сложную политическую ситуацию, И. А. Львов счёл необходимым закрыть на несколько месяцев молитвенные собрания.

Члены Московской общины в период тяжёлого испытания для всей страны оказывали посильную помощь пострадавшим от войны, например, библейский работник Владимир Михайлович Теппоне работал в московском отделении Евангелического полевого лазарета, который располагался по адресу Яузский бульвар, 9.

 

Февральская революция и «год полной свободы»

Церковь адвентистов седьмого дня восторженно приветствовала Февральскую революцию 1917 г., увидев во Временном правительстве государственную власть, которая даровала обществу демократические принципы, главным образом законы о свободе совести.

В Москве под редакцией И. А. Львова вышел специальный номер адвентистского журнала «Благая весть», называвшийся «Номер свободы». Вот как адвентисты оценили в этом журнале значение для России Февральской революции:

«Свершилось знаменательное событие для всех сынов России, в особенности же для бывших в ней гонимыми за свои религиозные убеждения. Деспотизм старой власти герметически закрывал все скважины, сквозь которые мог проникнуть луч света в темноту. Ныне он волею Всевышнего, сим похоронен...

Божьи вестники, страдавшие в местах ссылки и заточения, лишённые возможности совершать Божье дело, услышали от Бога, через ангела Его — Временное правительство — как ответ на свои и наши о них молитвы: „Можете быть свободны“».

После февраля 1917 г. из Сибири стали возвращаться ссыльные адвентисты. Церковь АСД спешила вернуть утраченные позиции. В 1917 г. состоялись конференции адвентистских общин в Петрограде, Киеве, Москве, Одессе, Нарве и других городах. Позднее 1917 год многие адвентистские лидеры называли «годом полной свободы».

Золотое десятилетие

23 января 1918 г. Совет народных комиссаров РСФСР издаёт декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». 12 марта Москва становится столицей РСФСР. Эти изменения открывали перед Церковью новые возможности для её развития в Москве. Несмотря на гражданскую войну, инфляцию, голод, холод, болезни, запрет на свободное передвижение по железным дорогам, прекращение издания духовной литературы, Московская церковь крепла и росла численно. В 1919 г. на ст. Половцево Новохопёрского уезда Воронежской губернии Московская община организует детскую колонию «Пенаты» численностью 25 человек под руководством В. М. Теппоне.

Экономический подъём в период нэпа и, в общем-то, благожелательное отношение новой власти к протестантам вообще и адвентистам в частности в первые десять лет советской истории, которые адвентисты ещё называют «золотым периодом» своей истории в России, содействовали развитию Московской общины.


Г. И. Лебсак с семьей

В 1922 г. в Москву переезжает председатель Всероссийского Союза Союзов адвентистов седьмого дня Генрих Иванович Лебсак.

30 декабря 1922 г. был образован СССР, и Москва становится его столицей. Московская община начинает приобретать значение всесоюзного центра Адвентистской церкви.

В августе 1924 г. в так называемом 3-м доме Советов на Делегатской ул. проходит V Всесоюзный съезд адвентистов седьмого дня, на котором принимается решение о размещении главного центра Всесоюзной церкви АСД в г. Москве.

В сентябре этого же года московская община переходит в новое здание по адресу Большая Грузинская ул., 28. Это было здание бывшей Армянской церкви Успения Пресвятой Богородицы, построенной в конце XVIII в. В следующем, 1925 г. ранее организованные домашние церкви регистрируют как самостоятельные общины и проводят богослужения в частных домах верующих: Всесвятская община в Песчаном пер. и Останкинская на ул. Старомосковской. К концу года организовывается ещё одна община на Таганке, в подвале дома на Народной ул. И в апреле1927 г. регистрируется 5-я община по адресу Большая Переяславская ул., 25.


Останкинская церковь, 1925 г

В 1925 г. Г. И. Лебсак для выпуска духовной литературы организует издательство «Патмос». После пятилетнего перерыва возобновляется издание журналов «Голос Истины» и «Благовестник». Издаются краткая библейская симфония и сборник духовных гимнов «Псалмы Сиона».

Быстрый темп организации новых общин в Москве был отмечен на VI Всесоюзном съезде АСД, который проходил в Москве в 1928 г. в храме св. Петра и Павла на Большой Якиманке: «Главной задачей нашего Центрального Областного Района является обслуживание г. Москвы. Несмотря на трудности с помещениями, начиная с 1924 г. и по настоящее время Московская центральная община ежегодно отделяет по одной новой общине, каковых в настоящее время имеется уже пять, с общим количеством членов свыше трёхсот. В материальном отношении этот район стоит на первом месте во всём Всесоюзном Союзе АСД. Духовное состояние собратьев бодрое и отзывчивое на нужды других, особенно пострадавших в разных местах от различных стихийных бедствий».

С 1919-го по 1929 г. на духовной ниве в Москве работали: Арефьев Н. М., Аузин А. Ф., Васюков А. Д., Венцлав И. А., Вильсон Я. Я., Войткевич Л. Л., Галладжев А. Г., Демидов А. М., Кауффельдт А. А., Колокольников И. Г., Лебсак Г. И., Львов И. А., Николаев Н. Я., Свиридов П. А., Симеон П. И., Скоробрещук Е. И., Тарасовский В. Г., Товма Т. А., Фёдоров П. Д., Цират Г. И., Янцен И. А., Герольд В., Блау М., Донис М., Максимова Е., Порген О.

Крещение на реке Яузе, 1927 г.

В качестве пресвитеров пяти московских общин трудились: Дудко А. Ф. (1-я московская община на Б. Грузинской ул.), Воронов М. И. (2-я, или Всесвятская, община), Иванов Т. К. (3-я, или Останкинская, община), Федосов И. Н. (4-я, или Таганская, община), Васильев Я. И. (5-я, или Переяславская, община). Старшим пресвитером по всем пяти московским общинам был брат Капустин П. А.

 

Снова по тернистому пути

1929 год стал годом активизации борьбы Советского государства с религией. В резолюции II Всесоюзного съезда воинствующих безбожников, состоявшегося в апреле, адвентисты, баптисты, евангельские христиане и методисты были объявлены особо опасными религиозными организациями, руководство которых выступает в роли «политической агентуры и военно-шпионских организаций международной буржуазии».

Тогда же было опубликовано постановление ВЦИК РСФСР «О религиозных объединениях», которым сильно урезывались права религиозных организаций, в мае 1929 г. была изменена статья Конституции РСФСР в отношении вероисповедания. Прежняя формулировка «свобода религиозной и антирелигиозной пропаганды признаётся за всеми гражданами» была заменена на другую: «Свобода отправления религиозных культов и свобода антирелигиозной пропаганды признаётся за всеми гражданами». Официальные комментарии властей к этой поправке объясняли, что отныне «проповедь Евангелия и деятельность с привлечением новообращённых в среду верующих людей рассматривается как преступление перед государством».

В том же 1929 г. были закрыты все церковные журналы и прекратилось издание любой религиозной литературы. В августе 1929 г. проводится общее собрание московских общин, на котором под давлением обстоятельств принимается решение об объединении в одну общину, которая состояла на то время из 330 членов. Под воздействием антирелигиозных мероприятий, проводимых властями с 1929 г., численность Московской общины начинается сокращаться и к 1937 г. составляет менее 200 членов.


Григорий Андреевич Григорье

30 сентября 1930 г. община переходит в другое помещение и регистрируется по адресу Бутырский вал, 8/3, в храме св. Николая Чудотворца. Здесь находилась Тверская старообрядческая община, которая сдала адвентистской общине подвальное помещение храма для богослужебных собраний.

В начале 1934 г. в Москву из Новосибирска переводится Григорий Андреевич Григорьев.Его регистрируют как проповедника Московской общины и уполномоченного Всесоюзного совета АСД (ВСАСД). В качестве пресвитера, а с 1937 г. — проповедника служит Фёдор Трофимович Григоревский.

21 марта 1934 г. в Москве арестован председатель ВСАСД Г. И. Лебсак. Прощаясь с сотрудниками, он сказал: «Братья, работайте и не уставайте! Божья работа — как река, которую никто остановить не сможет». Суд приговорил его к пожизненному заключению. В 1938 г. его не стало. По одним сведениям, он умер от тяжёлых тюремных условий и болезни, по другой — был расстрелян. Волна репрессий прокатилась по всей стране. Закрывались общины и молитвенные дома, начались массовые аресты активных членов церкви. Вскоре на весь СССР официально действующей осталась только одна Московская община.

Число репрессированных членов церкви и служителей к 1937 г. превысило 3000 человек, а из 200 работавших тогда в СССР служителей были репрессированы 198. Почти все из 29 участников последнего расширенного пленума ВСАСД, проходившего в декабре 1931 г., были арестованы и осуждены. К 1937 г. из рукоположенных проповедников в Москве остаётся только один Г. А. Григорьев, который в течение следующих десяти лет является единственным представителем духовного руководства церкви. К этому времени власть практически полностью ликвидировала систему управления Адвентистской церкви в СССР.

В это время, для того чтобы что-то узнать о жизни Адвентистской церкви в СССР, в Москву в качестве туриста приезжает представитель Генеральной конференции брат Нусбаум, который встречается с Г. А. Григорьевым. Позже, вспоминая о той встрече, он рассказывал, что проповедник Григорьев не мог прямо отвечать на его вопросы, но его полные скорби и боли глаза говорили то, что он не мог высказать словами.

В 1940 г. уцелевшей части членов Московской общины предоставляется новое помещение для проведения молитвенных собраний по адресу Малый Трёхсвятительский (тогда — Малый Вузовский) пер., 3. С 1834 г. здание принадлежало Реформаторской церкви. В результате реконструкции в 1866 г. здание получило современный фасад. В этом здании Центральная община г. Москвы остаётся и по сей день.

Великая Отечественная война и возрождение Церкви

Во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. члены Церкви адвентистов седьмого дня вместе со своей страной пережили все её испытания и тяготы. Адвентисты вносили свой вклад в победу, стараясь при этом сохранить верность своим убеждениям и не участвовать в кровопролитии. Во время войны адвентисты служили в медицинских частях, в качестве переводчиков, шофёров, связистов, военных музыкантов, работали на строительстве военных и гражданских объектов, в шахтах, на лесоповалах и рудниках. Труд многих из них отмечен правительственными наградами.

По распоряжению Моссовета в октябре 1941 г. в Сибирь эвакуируется правление ВСАСД. Вместе с ним вынужден уехать и его председатель и проповедник Московской общины Г. А. Григорьев. Весь период отсутствия Григорьева молитвенными собраниями руководили члены общины А. Е. Коровкин и Д. Д. Румянцев.

Начиная с 1942 г. в СССР в отношении верующих наметилась тенденция к потеплению. Причиной таких изменений могли быть переговоры с США и Англией об открытии второго фронта, одним из условий чего было требование лидеров западных стран остановить преследование церкви в СССР.

Другой причиной, побудившими Сталина изменить своё отношение к религии, было осознание им огромных возможностей церкви влиять на население с целью мобилизации всех его ресурсов для победы над врагом, в том числе и материальной поддержки. Так, например, пожертвования только протестантов, потерявших значительное количество своих членов и имущества в период довоенных репрессий, составляли 470 тыс. рублей. Начиная с 1943 г. власть окончательно отказывается от планов уничтожения религии и Церкви, активно осуществлявшихся в предвоенные десятилетия, и переходит к возрождению церковной жизни в стране под строгим государственным контролем.

В эти же годы политика потепления в государственно-церковных отношениях распространилась и на российских адвентистов седьмого дня. Из мест заключения (лагерей, тюрем) и ссылок стали возвращаться домой адвентистские руководители и простые члены Церкви АСД.

Большую роль в воссоздании адвентистской организации уже в годы войны сыграл единственный оставшийся на свободе уполномоченный ВСАСД Г. А. Григорьев. В то время он был не только уполномоченным, но и с 1934 г. — проповедником, с регистрационной справкой от Моссовета.

Сталинские репрессии и война разорвали всякую связь с Адвентистской церковью за рубежом. Адвентисты, находящиеся по ту сторону «железного занавеса», ничего не знали о положении дел в церкви в Советском Союзе. После вступления США и Англии в войну с гитлеровской Германией в качестве союзников СССР и изменений государственной политики по отношению к верующим в Советском Союзе на единственный известный зарубежным адвентистам почтовый адрес в Москве стали приходить письма из-за границы с вопросами о судьбе церкви. Письма приходили и приходили, но не было ни одного официального представителя адвентистов, который мог бы ответить на них.

В августе 1942 г. к дому Г. А. Григорьева в Сибири, где он жил после эвакуации из Москвы, подъехала машина, и офицер приказал быстро собрать вещи. Вместе с семьёй Григорьев был перевезён в Москву, где ему было приказано отвечать на всю присланную из-за границы корреспонденцию.

Возвратившись в Москву, Григорьев активно взялся за восстановление Московской общины и всесоюзной адвентистской организации. Этому способствовали и принятые в 1945 и 1946 гг. два постановления — СНК и Совета министров — о признании де-юре всех существовавших на тот момент де-факто религиозных организаций. Постановления позволили легализоваться части уцелевших после репрессий и войны адвентистских общин и начать работу по воссозданию церковной организации.

В 1945 г. из Молдавии для работы в качестве пресвитера Московской общины приглашается Ф. В. Мельник, и после долгого перерыва в общине проводится обряд крещения и крестится 25 человек.


1-й ряд: П. А. Мацанов, Г. А. Григорьев, Ф. В. Мельник
2-й ряд: В. Д. Яковенко, А. Г. Галаджев

В 1947 г. в качестве заместителя председателя ВСАСД из Латвии был приглашён Павел Андреевич Мацанов. Освободившись из тюрьмы, приехал из Казахстана и стал секретарём-казначеем ВСАСД проповедник Алексей Георгиевич Галладжев. Всесоюзная канцелярия разместилась во вновь построенной квартире в мансарде дома 22 на 1-й Мещанской ул. (сегодня — проспект Мира). Ранее канцелярия размещалась в доме 22 на ул. Дурова. Всесоюзное руководство Адвентистской церкви, кроме вопросов управления церковью в СССР, в это время активно занимается помощью вышедшим из мест заключения служителям и адвентистским семьям, кормильцы которых погибли в лагерях ГУЛАГа.

Пережив трудности Второй мировой войны, Московская община выросла со 150 членов в 1945 г. до 450 в 1952 г. В последующие годы для проповеднического служения в Московской общине приглашаются Степан Павлович Кулыжский и Александр Фёдорович Парасей. Для служения в качестве пресвитеров в 1952 г. приглашается Василий Дмитриевич Яковенко, в 1955 г. — Пётр Густавович Сильман и в 1957 г. — Адам Васильевич Ликаренко.


Слева направо:
П. А. Мацанов, Ф. В. Мельник,
С. П. Кулыжский, А. П. Парасей, П. Г. Сильман

осле смерти в 1952 г. Г. А. Григорьева обязанности председателя Всесоюзного совета адвентистов седьмого дня принял на себя П. А. Мацанов. В 1952 году в Москве состоялся Международный форум религиозных деятелей в борьбе за мир. Впервые за годы своей истории в России адвентисты были приглашены к участию в мероприятии государственного уровня. На этом форуме П. А. Мацанов выступил с речью, которая положительно была воспринята властью.


П. А. Мацанов выступает с речью на Международном форуме
религиозных деятелей в борьбе за мир, 1952 г


Советское правительство в борьбе c религией

После смерти Сталина государство снова пересматривает свою политику по отношению к религии. В июле 1954 г. публикуется постановление ЦК КПСС «О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах её улучшения». В этом документе пересматривалась и осуждалась как «примиренческая» прежняя политика в «церковном вопросе». Предлагалось вернуться к довоенным отношениям с религиозными организациями и вновь начать «наступление на религиозные пережитки». Содержались призывы к активному разоблачению реакционной сущности религии. Новый курс вероисповедной политики власти сразу же отразился на жизни Московской общины адвентистов седьмого дня.


Хор Московской общины и руководители ВСАСД, 1957 г

В конце 1954 г. по предложению Совета по делам религиозных культов пост председателя ВСАСД, а позже и Москву, вынужден был покинуть П. А. Мацанов. Спецслужбы были озабочены его слишком активными действиями по воссозданию Церкви. Мацанов был обвинён в том, что поддерживал контакты с незарегистрированными общинами, рукополагал в сан проповедника без одобрения властей, поддерживал семьи репрессированных, организовывал нелегальное издание духовной литературы и слишком часто проводил крещения в Московской общине.


Степан Павлович Кулыжский с супругой Евгенией Григорьевной, 1967 г.

Процесс либерализации, развенчание сталинизма сделали возможными освобождение выживших в тюрьмах и лагерях священнослужителей сначала по амнистии, а потом и по реабилитации. В июле 1954 г. вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР об условно-досрочном освобождении отсидевших две трети срока и престарелых заключённых. В середине декабря 1956 г. в Московскую общину уже в третий раз, но теперь из ссылки, возвращается её духовный наставник, находившийся уже в преклонном возрасте, Иван Александрович Львов с женой Зинаидой Павловной.

Большие благословения Московской общине в те годы приносило служение пресвитера Петра Густавовича Сильмана, отличавшегося глубоким знанием Священного Писания и обладавшего большим опытом духовной работы. В среднем в эти годы к церкви присоединялось 60–70 человек в год.


Крещение, 1957 г.

В 1959 г. Генеральная конференция адвентистов седьмого дня попыталась установить связь с руководителями церкви в СССР. В качестве туриста Москву и Ленинград посетил президент Генеральной конференции Р. Фигур.

К концу пятидесятых в окружении Хрущёва окончательно берут верх сторонники жёсткой линии по отношению к религии. В январе 1960 г. принимается постановление Правительства «О нарушении духовенством законодательства о культах».

В 1960 г. решением Советского правительства была прекращена деятельность центрального руководящего органа Адвентистской церкви на территории СССР — Всесоюзного совета адвентистов седьмого дня. ВСАСД был распущен, хотя его председатель С. П. Кулыжский так и не получил никаких официальных бумаг на этот счёт. 12 октября 1960 г. ему было об этом сообщено лишь устно председателем Совета по делам религиозных культов. Согласно распоряжению председателя Совета, действующего от имени властей, все церковные средства, находившиеся на счету в банке, подлежали конфискации. Последнего председателя ВСАСД пытались уговорить подписать акт передачи этих средств государству добровольно. Кулыжский отказался. 13 декабря 1960 г. всё церковное имущество, библиотека при ВСАСД, вся письменная документация, архив, финансовые бумаги были погружены на автомашину и вывезены в неизвестном направлении.

После закрытия ВСАСД справки о регистрации, а вместе с ней и права осуществлять служение пресвитера в Московской общине был лишён А. В. Ликаренко. Вслед за этим уполномоченный Совета по делам религиозных культов потребовал выбрать новое правление Московской общины. В него вошли: Г. Г. Коньков, Ф. Ф. Кобзев, Виноградов, М. И. Капитонова.

Председателю ликвидированного ВСАСД, проповеднику Кулыжскому было запрещено выступать с проповедями. В тот период рукоположенные проповедники не могли проводить богослужения, и вместо них это делали члены правления Коньков и Кобзев, часто проповедуя по заранее приготовленным проповедниками конспектам. В конце декабря 1960 года в общине должен был пройти обряд крещения, который мог совершить только рукоположенный служитель. Разрешение на крещение всё же было дано А. Г. Галладжеву; позже Совет по делам религиозных культов разрешил ему исполнять обязанности пресвитера Московской общины. Крещение теперь дозволялось проводить не чаще двух раз в год. Другим ограничением духовной жизни в Московской общине стал запрет проводить богослужения по вечерам в среду. Тогда же Галладжев рукоположил на дьяконское служение Г. Г. Конькова.

В январе 1961 г. Совмин СССР принимает секретное постановление «Об усилении контроля за деятельностью церкви». Этот документ отменил все законодательные акты, принятые в годы Великой Отечественной войны и первое послевоенное пятилетие. В нём было намечено шесть основных направлений государственно-церковной политики на грядущие десятилетия: «1) коренная перестройка церковного управления, отстранение духовенства от административных, финансово-хозяйственных дел в религиозных объединениях, что подорвало бы авторитет служителей культа в глазах верующих; 2) восстановление права управления религиозными объединениями органами, выбранными из числа самих верующих; 3) перекрытие всех каналов благотворительной деятельности церкви, которые ранее широко использовались для привлечения новых групп верующих; 4) ликвидация льгот для церковнослужителей — в отношении подоходного налога, обложение их как некооперированных кустарей; прекращение государственного социального обслуживания гражданского персонала церкви, снятие профсоюзного обслуживания; 5) ограждение детей от влияния религии; 6) перевод служителей культа на твёрдые оклады, ограничение материальных стимулов духовенства, что снизило бы его активность».

После ликвидации Всесоюзного совета адвентистов седьмого дня Московская община, по сути, стала играть роль одного из центров Адвентистской церкви в те годы, и власти явно не нравилось укрепление её авторитета. В середине 1961 г. власть предприняла попытку расколоть общину и лишить её авторитета в глазах других адвентистских общин в СССР. Была организована группа верующих, заявивших, что они не желают более «отправлять культ» вместе с прежним составом общины. Уполномоченный Совета по делам религиозных культов по г. Москве на встрече с руководством общины предъявил заявление небольшой группы членов Московской общины, желавших организовать новую «двадцатку» в обход уже существовавшей. Возглавлявший тогда Московскую общину проповедник А. Г. Галладжев отказался поддержать эту инициативу, за что был лишён регистрационной справки и права выполнять пресвитерское служение в Московской общине.


Совет Московской церкви (конец 1957 г.)
1-й ряд, слева направо: Артамонова С., Чубарук П. А., Порген О. П., Павловская А. В., Пильх А. С., Копылова А. А.,
2-й ряд, слева направо: Сучков В., Холодков А. И., Парасей А. Ф., Кулыжский С. П., Федосов И. Н., Галаджев Г. Г.

В то время Московская община каждый день ожидала запрета на свою деятельность и ликвидации как юридического лица. Каждый раз когда заканчивалось субботнее богослужение, дьякон Коньков объявлял: «Следующее богослужение, если Господь позволит, будем иметь в следующую субботу».

О возможностях для миссионерского служения и развития Московской адвентистской общины, как, впрочем, и любой другой религиозной общины в СССР в 60-е гг., можно судить по справке, которая в августе 1970 г. пришла в отдел пропаганды ЦК КПСС из Совета по делам религиозных культов. Её полное название: «Об итогах перестройки церковного управления и работе по усилению контроля за деятельностью религиозных объединений».

Справка начиналась словами: «Перестройка церковного управления — целый комплекс мероприятий, проведённых в Русской православной церкви и других конфессиях в 1961 г. и последующее время в интересах Советского государства...» Оценка самой реформы Советом была очень высока: «Она оказалась самым крупным, наиболее эффективным, полезным для государства мероприятием. Совершенно очевидно, что только на основе реформы удалось поставить церковь в рамки закона, взять её в руки, организовать действенный контроль за деятельностью духовенства».

Такая неопределённость продолжалась несколько лет. Всё это время, вплоть до 1963 г., члены Московской общины не хотели оставаться вне закона и продолжали вести переговоры с властью. В 1963 г. они неожиданно для себя одержали победу. Собравшись вместе в заранее намеченный день, десять членов Московской общины — все женщины — во главе с сестрой Николаевой, которая пользовалась в общине большим авторитетом, отправились в Совет по делам религиозных культов. Они просили, чтобы Московской общине была вновь предоставлена возможность проводить богослужения и обряды, что невозможно без пресвитера. В результате чиновники пошли навстречу и выдали разрешение А. В. Ликаренко на исполнение им обязанностей пресвитера. Вместе с ним в общине трудились И. Н. Федосов, А. И. Холодков, В. С. Сучков, Е. В. Иринин. На конец 1963 года община уже насчитывала 584 члена.

Восстановление контактов со Всемирной церковью АСД

В 1970 г. по инициативе члена Московской общины К. В. Кваскова начал издаваться Календарь для утренних библейских чтений. Кроме ссылок на библейские тексты, календарь почти не содержал никаких комментариев, тем не менее это было первое разрешённое властями издание, подготовленное Церковью АСД в нашей стране после сорокалетнего перерыва. Вся духовная литература в этот период размножалась на пишущих машинках и распространялась среди членов церкви втайне от властей. К началу 1970 г. община насчитывала 659 членов.

В 1975 г., после смерти А. В. Ликаренко, который проработал в Московской общине в общей сложности 18 лет, пасторскую заботу о церкви стал осуществлять проповедник С. П. Кулыжский. Ему помогали В. Д. Яковенко, П. П. Афанасюк, Е. В. Иринин, К. В. Квасков, Я. Р. Щеглов. С их участием в 1979 г. был подготовлен и вышел Календарь для служителей.

В 1974 г. общину посещает вице-президент Генеральной конференции Адвентистской церкви Т. Карсич, в 1975 г. — другой вице-президент, М. Нигри. В этом же году, после длительного перерыва, семь делегатов от Церкви адвентистов седьмого дня из СССР работали на 52-й сессии Генеральной конференции АСД в Вене.

В 1977 г. в Москву в качестве туриста приезжает вице-президент Генеральной конференции Альф Лоне. Этот визит стал первым шагом к восстановлению постоянных контактов Адвентистской церкви в Советском Союзе с Генеральной конференцией. Встреча А. Лоне с сотрудниками Совета по делам религий (до 1970-х гг. — Совет по делам религиозных культов при Совете министров СССР) сделала возможным посещение СССР в 1978 г. с официальным визитом президентом Генеральной конференции Адвентистской церкви Робертом Пирсоном.


Проповедуе президент Ген. конф. Роберт Пирсон,
переводит М. П. Кулаков.

С возобновлением контактов с Адвентистской церковью за рубежом московские адвентисты пользуются преимуществом общаться с зарубежными служителями Церкви, слушать их проповеди, узнавать из первых уст о жизни адвентистов во всём мире.

Весной 1980 г. в Москву из Ленинграда переезжает с семьёй проповедник Виктор В. Теппоне. В октябре того же года на субботнем богослужении С. П. Кулыжский передаёт ему пасторское попечение о Московской общине. В тот год рукополагаются в пресвитеры А. С. Степанов и Ю. И. Тверитин, в дьяконы — И. И. Руснак. К концу 1982 г. община насчитывает 635 членов.

В 1980 г. в работе 53-й сессии Генеральной конференции адвентистов седьмого дня в Далласе в составе делегации от Советского Союза принимает участие председатель исполнительного органа Московской общины П. П. Афанасюк.

В июне 1981 г. в Москву с официальным визитом приезжают президент Генеральной конференции АСД Нил Вильсон и вице-президент Альф Лоне. В ходе визита на состоявшемся в Москве в гостинице «Советская» Республиканском совещании руководителей Адвентистской церкви в РСФСР было принято обращение ко всем членам и служителям Церкви адвентистов седьмого дня в РСФСР об объединении всех общин в одну, признанную Генеральной конференцией и властями, организацию. Республиканский совет был образован и зарегистрирован ещё в 1977 г., тогда же в качестве старшего проповедника по РСФСР его возглавил Михаил Петрович Кулаков.


Межреспубликанское совещание отвестсвенных служителей

 

Гласность и перестройка

В апреле 1985 г. Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачёв объявил о программе экономических и демократических преобразований в государстве. Наступает эпоха перестройки и гласности. И хотя поначалу перестройка не затрагивала основ существующего строя, а в вероисповедной политике государство всё ещё оставалось на прежних позициях, появились реальные надежды на позитивные изменения.

В год 100-летнего юбилея Адвентистской церкви в СССР, в 1986 году, Московскую общину снова посещает президент ГК АСД Нил Вильсон и старшие проповедники из социалистических стран: Венгрии, Румынии и Польши. В 1987 г. в Москве проходит выставка религиозной литературы, на которой Адвентистскую церковь представлял директор издательства Генеральной конференции Гарольд Отис.

В 1986 г. умирает проповедник Московской общины Виктор В. Теппоне, и духовное попечение об общине принимает проповедник Павел Григорьевич Панченко.

1988 год становится переломным годом в истории государственно-конфессиональных отношений в СССР. Началом нового времени свободы для верующих в Советском Союзе стали санкционированные властью юбилейные торжества, посвящённые 1000-летию крещения Руси. С 1988 г. Адвентистская церковь в СССР получила возможность для расширения своей деятельности в различных сферах: просветительской, издательской, миссионерской, благотворительной.

Этот год является особым годом для Московской общины. В прошлом остались запреты на участие детей в богослужении, сняты запреты на проведение уроков субботней школы, отменены ограничения на благотворительную деятельность, и члены общины трудятся в качестве добровольцев в неврологическом отделении 4-й Градской больницы Москвы. После многолетних запретов на религию общество начинает проявлять активный интерес к вопросам веры. Члены Московской общины организовывают встречи с общественностью в домах культуры, школах, институтах, больницах. В декабре на сцене Большого театра состоялся благотворительный рождественский концерт духовной музыки хора Адвентистской церкви под управлением Элиты Альфредовны Соколовской.

В 1988 г. в пресвитеры рукополагаются П. М. Кулаков, В. И. Иванов и Владимир В. Теппоне, в 1989 г. — Е. П. Житников, И. Л. Поспехин, Л. В. Фундо. В связи с избранием П. Г. Панченко на служение председателем совета Центрального региона Церкви АСД для пасторского служения в Московской общине в сан проповедника рукополагается Павел Михайлович Кулаков.

В апреле 1990 г. в киноконцертном зале «Орион» проходит организованный адвентистами Всесоюзный фестиваль духовной музыки, который посетили около полутора тысяч гостей. В 1990 г. в Москву для ознакомления с открывшимися для проповеди возможностями приезжают известные евангелисты Джон Картер и Роберт Спенглер, которые проводят первые серии проповедей, собирая тысячи слушателей. На конец III квартала 1990 г. Московская община насчитывает 740 членов.

На съезде Генеральной конференции, который проходил в июле 1990 г. в американском городе Индианаполисе, было принято решении об организации дивизиона (отделения) Всемирной церкви АСД на территории Советского Союза. Осенью этого же года в Москве в молитвенном доме Московской общины прошёл съезд Церкви АСД в РСФСР, на котором был принят устав Российского союза (униона) АСД и выбрано руководство союза во главе с президентом Михаилом Михайловичем Мургой.

В декабре 1990 г. принимается закон РСФСР «О свободе вероисповеданий», которым упраздняется Совет по делам религий, а вместе с ним устраняются и все формы вмешательства государства в жизнь церкви. Теперь перед церковью открываются самые широкие возможности для проповеди Евангелия.

 

Три ангела, летящие над Москвой

1991 год открывает новую страницу истории Церкви АСД в Москве. Во Дворце культуры Института народного хозяйства им. Г. В. Плеханова проходит евангельская кампания известного адвентистского проповедника Марка Финли. Выступления, иллюстрированные слайдами, вызвали небывалый интерес у москвичей, и тысячи людей приходили, чтобы услышать слова из Книги книг — Библии, которая долгое время находилась в нашей стране под запретом. На некоторые встречи посетителей собиралось так много, что администрация Дворца культуры была вынуждена ограничить доступ в здание, опасаясь обрушения балкона.

27 июля на Покровско-Стрешневских прудах было крещено 450 человек. Пастором новой общины, которая стала называться церковью «На Стремянном», по переулку, в котором находился Дворец культуры, стал проповедник Михаил Фомич Каминский. В качестве его помощников из первой московской общины, которая теперь стала называться Центральной, в общину «На Стремянном» переходят 42 активных члена церкви, из которых избираются пресвитеры — А. С. Степанов, П. С. Бегас, Л. В. Фундо.

8 декабря 1991 г. в результате подписания Беловежского соглашения прекращает своё существование СССР.

В марте следующего, 1992 г. Марк Финли проводит новую евангельскую кампанию — теперь уже в Кремлёвском Дворце съездов, зал которого, вмещающий 6 тысяч человек, был полностью заполнен. Последняя фаза кремлёвской кампании проходила в трёх залах — во Дворцах культуры АЗЛК, Института народного хозяйства им. Г. В. Плеханова и завода им. Владимира Ильича (ЗВИ). В результате было крещено более 1200 человек и образовались две новые общины: «Южная», пастором которой стал пресвитер Центральной московской общины Игорь Львович Поспехин, и «Замоскворецкая», пастором которой стал пресвитер Тульской общины Виктор Иванович Костев. В качестве помощников в новые общины были приглашены активные члены ранее образованных общин.


Марк Финли

Рекламный буклет евангельской
кампании

1993 год стал кульминацией численного роста Адвентистской церкви в Москве. Летом этого года в спорткомплексе «Олимпийский» проходит третья евангельская кампания с участием М. Финли. Встречи проходили в две смены, и огромный зал спорткомплекса на протяжении всей кампании был заполнен почти полностью. Невозможно забыть впечатление от увиденного в те дни: непрерывный людской поток, который вливается в двери спорткомплекса, напряжённые лица тысяч слушателей, вдохновенная проповедь евангелиста, огромные яркие слайды, иллюстрирующие проповедь.

2 июля в бассейне спорткомплекса «Динамо» заключили завет с Господом 764 человека, которых крестили 36 пасторов. На протяжении кампании посетители получили 32 тыс. Библий. Координационную работу в процессе подготовки и проведения кампании выполняли пасторы Ройс Вильямс, Дон Грэй и Даниил Ребанд. Целью проведения евангельской кампании была организация новых общин. В период подготовки к кампании из разных регионов бывшего СССР были приглашены пасторы для служения в новых московских общинах. Их главной задачей во время проведения евангельских встреч было формирование новых общин из числа тех, кто решил принять крещение.

 

Создавались общины по районам жительства новых членов Церкви. В качестве помощников в новые общины также были приглашены члены ранее образованных общин. В результате кампании были образованы восемь новых общин, которые получили рабочие названия по месту собраний:

  • киноконцертный зал «Орион» (пастор — Павел Либеранский);
  • Дворец культуры «Москворечье» (пастор — Павел Гончар);
  • кинотеатр «Урал» (пастор — Николай Смагин);
  • кинотеатр «Улан-Батор» (пастор — Виктор Гомер);
  • кинотеатр «Литва» (пастор — Виктор Витко);
  • Дом культуры «Сетунь» (пастор — Владимир Котов);
  • кинотеатр «Балтика» (пастор — Анатолий Кулько);
  • кинотеатр «Комсомолец» (пастор — Евгений Артамонов).

Церковь в России никогда ещё не крестила за такое короткое время так много людей: быстро формировался новый облик Адвентистской церкви в Москве. Служение во вновь образованных общинах, в которых до 90 % составляли новые члены, не имеющие никакого опыта духовной жизни, было настоящим вызовом для пасторов и их помощников. Кроме того, адвентисты в России никогда до этих пор не проводили богослужений в совершенно не приспособленных для этих целей помещениях кинотеатров и домов культуры. Новая реальность, с которой столкнулась Церковь, требовала быстрой смены парадигмы «гонимой» церкви на парадигму церкви «наступающей». Было очевидно, что такой интерес к проповеди не продлится долго, и надо было приложить максимум усилий для того, чтобы собрать «богатый урожай» и заложить основу для развития Церкви в будущем.

По-разному можно оценивать результаты тех трёх кампаний, проведённых М. Финли в Москве. Кто-то принимал крещение просто потому, что не мог сделать этого в эпоху борьбы с религией, и не собирался присоединяться к Адвентистской церкви, кто-то со временем оставил Церковь. Но сегодня, годы спустя, можно с уверенностью сказать, что главная цель была достигнута. С Божьей помощью и благодаря объединённым усилиям Российской и Всемирной адвентистской церкви тысячи откликнулись на Весть трёх ангелов, летящих над Москвой, жизнь этих людей изменилась, они обрели живую веру в Господа и Спасителя Иисуса Христа.

 

Создание Московской миссии

К началу 1994 г. Адвентистская церковь в Москве насчитывала 12 общин, в церковных книгах которых были записаны имена 4282 членов церкви. После организации общин в 1993 г. началась процедура регистрации их уставов в Министерстве юстиции РФ. После регистрации общины получили свои официальные названия: Центральная, «На Стремянном», Южная, Замоскворецкая, Москворецкая, Кунцевская, Тушинская, Дмитровская, Юго-Западная, Западная, Измайловская, «Орион». В том же году была открыта новая община — Международная, в которую в основном входили сотрудники дипломатических миссий, иностранные студенты и работающие в Москве иностранцы.

В 1995 г. в результате евангельской кампании, организованной в Зеленограде членами Дмитровской общины, была основана Зеленоградская община.

Временное решение проблемы с помещениями для собраний общин, как уже упоминалось, было найдено в том, чтобы арендовать залы домов культуры и кинотеатров. Проблема отсутствия молитвенных домов постепенно становится всё более острой. Арендованные помещения не предназначены для проведения богослужений и не позволяют организовать полнокровную жизнь церкви. Кроме того, из-за повышения арендной платы, смены хозяев и реконструкции общины вынуждены время от времени менять адрес, что также не способствует развитию церкви. 31 октября 1998 г. состоялось посвящение первого молитвенного дома, принадлежащего Церкви, на улице Красноярской, на северо-востоке столицы, куда переходят две московских общины — Измайловская и Южная, объединившиеся в новую общину — Восточную.


Молитвенный дом Восточной общины

В 1999 г. члены Восточной общины инициируют создание новой общины на северо-востоке города, которая называется «Факел» по месту аренды помещения в кинотеатре «Факел». В 2002 г. по инициативе Центральной церкви открываются две новые общины: на севере Москвы — «Сокол», и на юге — Бутовская.

В связи с принятием 29 июня 1997 г. закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», требующего проведения перерегистрации религиозных уставов, московские общины регистрируют свои уставы в соответствии с новым законодательством. Централизованной организацией, в которую тогда входили московские общины, было Центральное объединение Западно-Российского союза Церкви АСД. Большую роль в развитии Адвентистской церкви в Москве сыграли президенты Центрального объединения Яков Павлович Кулаков и Фёдор Фёдорович Трикур.

14–15 января 2003 г. на IV съезде Центрального объединения Западно-Российского союза Церкви АСД происходит реорганизация Центрального объединения, из которого в отдельную миссию (объединение общин) выделяются г. Москва и районы ближнего Подмосковья. Реорганизация преследует цель сосредоточить ресурсы московских общин для решения проблемы приобретения молитвенных домов и поиска новых путей в миссионерском служении в особых условиях мегаполиса. Руководителями Московской миссии назначены: президентом — Александр Васильевич Жуков, секретарём — Святослав Михайлович Музычко, казначеем — Андрей Яковлевич Щеглов. Осенью 2003 г. новое подразделение Церкви АСД в Москве регистрирует свой устав как «Московское объединение Церкви адвентистов седьмого дня».

После организации Московской миссии в её состав кроме московских общин входят общины и группы ближнего Подмосковья: Красногорская, Подольская, Реутовская, Климовская, Одинцовская, Люберецкая, Химкинская, Сходненская, Менделеевская, Лобненская и община г. Железнодорожный.

На сегодняшний день по-прежнему самой острой проблемой московских церквей остаётся отсутствие молитвенных домов. Молитвенные дома имеют только Восточная, Климовская, Подольская и Лобненская общины. Центральная община остаётся в помещении, предоставленном баптистам и адвентистам властями города ещё в 1940 г. На ул. Нагатинской продолжается строительство молитвенного дома, в который планируют перейти общины «На Стремянном», Замоскворецкая и Международная.

Жизнь Адвентистской церкви в Москве сегодня — это не только богослужения, но и организация совместной жизни, объединяющей адвентистов Москвы в единое церковное тело. Большую роль в этом играют отделы Московской миссии: субботней школы (руководитель — Музычко С. М.); молодёжного служения (руководитель — Зубач А. В.); детского служения и клуб «Следопыт» (руководитель — Загладкина И. А., помощник руководителя — Степанова Н. Ю.); издательский (руководитель — Масюк Т. Л.); религиозной свободы и общественных связей (руководитель — Гончар П. В.); женского и семейного служения (руководитель — Гончар А. Л.); пасторская ассоциация (руководитель — Кулаков В. П.); «Жена пастора» (руководитель — Жукова О. А.); здоровья (руководитель — Щеглова Ю. А.); миссионерский (руководитель — Дымань А. В.); музыкальный (руководитель — Гусева Л. Н.); образования (руководитель — Кузьмин С. А.). За снабжение московских общин духовной литературой и церковной периодикой отвечает директор книжного центра Калчанов А. Н. Ведут финансовую и служебную документацию технический секретарь — кассир Калчанова С. И. и бухгалтер Матряшина Е. Ю.

Но всё же ключевые фигуры в Адвентистской церкви — пасторы, которые терпеливо несут бремя забот о Церкви, молятся о мире и благополучии в стране, являются соработниками Спасителя на ниве Божьей.

В период с 1991 по 2005 гг. пасторами в московских общинах служили:

  • Центральная : Кулаков П. М., Смагин Н. С., Игнатов Н. М., Витко В. В.,
    Габурич А. В., Панков А. А.;
  • «На Стремянном» : Каминский М. Ф., Щеглов А. Я., Кулько А. Ф., Гончар П. В., Сёмин С. В.;
  • Южная : Поспехин И. Л., Витко В. В., Пацукевич С. П.;
  • Замоскворецкая : Костев В. И., Жуков А. В., Семьин Н. Б., Кулаков В. Д.,
    Осадчук В. П., Щеглов А. Я.;
  • Москворецкая : Гончар П. В., Столяр Н. Д., Пацукевич С. П., Таранюк Ж. П.,
    Зубач А. В.;
  • Кунцевская : Котов В. А... Кулько А. Ф., Щеглов А. Я., Палий Я. И.;
  • Тушинская : Кулько А. Ф., Грубый М. И., Волков Н. В., Гречишников А. В.;
  • Дмитровская : Артамонов Е., Козяревский А. Е., Кулько А. Ф., Стёпочкин В. В.;
  • Юго-Западная : Гомер В. Д., Бойко В. Г.;
  • Западная : Витко В. В., Кулаков В. П.;
  • Измайловская : Смагин Н. С., Вельгоша И. И.;
  • «Орион» : Либеранский П. И., Сергеев А. Н., Габурич А. В., Козяревский А. Е., Аксёнов В. И.;
  • Международная : Вернон Патс, Грубый М. И., Дымань А. В.;
  • Зеленоградская : Козяревский А. Е., Карамнов С. А., Косьмин В. В., Кулько А. Ф.;
  • Восточная : Вельгоша И. И., Кузьмин С. А.;
  • «Факел» : Вельгоша И. И., Стёпочкин В. В., Семьин Н. Б.;
  • «Сокол» : Кулаков Д. Д., Гриненко В. А.;
  • Бутовская : Осадчук В. П., Гончар П. В.

На начало 2005 года в церковных книгах общин Московской миссии записаны имена 3440 членов Церкви.


Служители Московской миссии, 2005 г.

Оставить комментарий

Контакты

  • Напишите нам

  •  г. Москва,
    ул. Нагатинская, дом 9, стр.3

  •  8(499)725-51-13

  •  info@mosadvent.ru